Японская тюрьма: горная легенда или военная тайна?

Историческое расследование Алины Смирновой — что скрывает недостаток архивных материалов и о чем молчат подземные катакомбы Алма-арасанского ущелья?

История этого фоторепортажа началась c городской легенды об одном загадочном объекте близ Алматы. Любители горных прогулок часто рассказывают о японской подземной тюрьме и о ее катакомбах, которые до сих пор существуют, но входы в них замурованы или замаскированы. «Мало кто об этом знает, ведь сооружение засекречено, наверно в целях будущего использования», многозначительно добавляют обычно они.

Эти истории совершенно заинтриговали меня, и я решила найти все, что возможно, об этом месте, чтобы опровергнуть или подтвердить их. Так началось мое расследование, в ходе которого я не раз спрашивала себя: а не является ли все это военной тайной?

favicon (1)

Каждый город обязательно располагает тайными закоулками, сказками и страшными историями. С местом, о котором пойдет речь, связано столько слухов, а достоверной информации так мало, что оно по праву может считаться легендой.

Речь идет о наследстве советских времен – сооружении в ущелье Алма-Арасан, которое люди называют «японской тюрьмой». Откуда бы здесь взяться японцам, да еще «зекам»? Обратимся к истории.

После капитуляции Японии в 1945 году, 610 тысяч ее граждан добровольно сдались в плен. Само японское правительство указывало цифру в 2 млн. пленных по состоянию на 1946 год, а СССР вплоть до 1947 года утверждал, что на его земле нет японских пленных вообще.

Сейчас уже сложно назвать точную цифру, но количество жертв войны, прибывших в Казахстан, известно — 58.900 японцев. Из них больше всего — 25.000 — было отправлено в Карагандинскую область, а в Алматинской области оказалось около 6.000 человек. [1] По разным данным, [2] в Каз.ССР для всего потока военнопленных было создано 13 или 14 лагерей.

Военнопленные расценивались в первую очередь как рабочая сила, призванная возместить потери человеческих ресурсов в годы войны и помочь восстановить промышленность. Их состав был многонационален, однако большинство составляли немцы и японцы. Трудом именно японских пленных возник город Жезказган, а в Алматы ими построены Академия наук, завод им. Кирова, здание КНБ, трамвайное управление, старое здание аэропорта [2], а по неофициальным данным еще кинотеатр “Казахстан” и бомбоубежища у ГАТОБа [4].

Архивы Национальной библиотеки [2] повествуют, что те, чьими руками возведено множество объектов южной столицы, проживали в специальных бараках по адресу Арычная-Панфилова. Старожилы рассказывают, что видели, как их по утрам увозили куда-то, а вечером привозили. 84-летний Владимир Буряков хранит воспоминания об увиденных японских военнопленных:

«Я с 1954 года работал водителем на стройке алматинской ГЭС, где наряду с местными рабочими были задействованы заключенные японцы. Они здорово тут потрудились — и на первой ГЭС, потом на второй, седьмой, восьмой… Я лично никого не знал, их привезут-увезут, да и всё»

Владимир Игнатьевич говорит, что в 1954 году в Казахстане еще работали пленные, хотя источники [1] пишут, что последний эшелон с японцами ушел в 1949 году. Возможно, пенсионер ошибся в датах, а возможно, часть дешевой рабочей силы неофициально задержали для использования на стройках.

Информацию о «японских зданиях» в южной столице можно легко подтвердить в трудах многих краеведов, однако, неопознанный объект в горах нигде не упоминается. Впору бы предположить, что «японская тюрьма» живет только лишь в воображении парочки моих знакомых, но именно в таком контексте о подземном сооружении говорится и на многих сетевых форумах, о нем знают многие любители горного отдыха и путешественники — а вот официальные источники, эксперты и ведомства разводят руками.

Поиски точной информации завели меня в тупик. Оказалось, что в Институте истории и этнологии им.Валиханова нет ни одного историка, который бы мог что-то сказать по этой теме. Единственное, чего я добилась здесь, было признание главного научного сотрудника Алдажуманова Кайдара Сейсенбаевича. В телефонном разговоре с ним прозвучала фраза, что «раньше это была закрытая тема, писать об этом стали только с 1990-х годов, поэтому информации очень мало». Он пояснил, что в институте знают советскую историю, но об этом месте ничего сказать не могут — «такого специалиста нет».

За ответами я обращалась и в японское посольство в Казахстане. Тема военнопленных в самой Японии вызывает искренний отклик у всех ее граждан, и правительство там уделяет этому вопросу много внимания. Так, в 1992 году в Казахстан прибыла японская делегация во главе с министром финансов М.Такемура. Одной из целей визита стала договоренность о возвращении останков их солдат на родину. Выполнением взятых нашей республикой на себя обязательств занялся ветеран войны Асханбек Алданазаров. Благодаря его поисковым работам, 333 эксгумированных тела вернулись в Японию. [3] По итогам его работы была издана «Книга памяти», которую президент Назарбаев лично передал японской стороне в 1994 году.

Однако, что касается данных о причастности японцев к горной тюрьме, дипломаты не дали никаких сведений. Я получила от его сотрудников официальный ответ следующего содержания: «Мы не можем ответить на данный вопрос. Сотрудники связались с Токио, но там такими сведениями не располагают».

Пока в Токио думали о моем запросе, я пыталась приоткрыть завесу тайны, сидя в Центральном Госархиве РК, но и там с информацией все далеко не просто.

Например, в путеводителе по фондам советского периода отсутствуют признаки наличия документов военной или тяжелой промышленности, а также дел Наркомата обороны и Наркомата ВМФ. В целом, недоступность этих данных можно оправдать, но не совсем понятная ситуация сложилась с Управлением по делам архитектуры Каз.ССР. Дело в том, что во всех архивных папках за 1946-1947 годы (примерное время активного привлечения японцев к стройкам) нет ни одного документа о планах или приказах сооружения тех или иных здания — никаких, даже никак не относящихся к пленным. Протоколы, поручения и внутренние акты – в безупречных канцелярских бумагах нет следа послевоенного времени, а японский след и подавно исчез.

Отсутствие каких-либо фактов о «японской тюрьме» можно объяснить цитатой из книги Р. Бекмагамбетова [2], где он пишет: «необходимо отметить, что после ликвидации лагерей для военнопленных на территории Казахстана, архивные материалы из мест заключения были вывезены в Москву и засекречены. Этим объясняется сравнительно небольшой объем интересующих нас источников в отечественных книгохранилищах».

Поэтому, комментируя фотографии с похода на этот объект, я буду полагаться на помощь путешественников и гипотезы, лишь частично подтвержденной документами. Ведь, судя по всему, найти точные материалы пока не представляется возможным.//

Читайте завтра — фоторепортаж Алины Смирновой из самого таинственного места в алматинских горах.

_____________
Источники:
[1]Абылханов Д.М. , преподаватель истории факультета довузовской подготовки, статья «Японские военнопленные в Казахстане (1945-1953)», опубликованная в Вестнике СГПИ №2(3) в 2005 году.
[2]Бекмагамбетов Р.К., начальник ОМКОиВИТ Академии комитета УИС МЮ РК, кандидат исторических наук, подполковник юстиции, автореферат диссертации «Иностранные военнопленные в системе принудительного труда в Казахстане (1941-1950)»,2009 год, Алматы.
[3] http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1061758920
[4]http://proskurin.ucoz.kz/publ/1-1-0-126

Поделитесь ссылкой на эту статью с друзьями

Категории: История

Добавить комментарий